Как будет жить Иркутская область через 15 лет?

24.10.2007 | Сергей Исполатов | Газета Областная газета
 

Демографические перспективы

Разработкой прогнозного плана развития Приангарья занимались сразу несколько авторов - центр стратегических разработок (ЦСР) "Северо-Запад", компания "Стратегика" (Strategy Partners) и Центр стратегических исследований Приволжского федерального округа (ЦСИ ПФО). Последний представил демографический прогноз в Иркутской агломерации и в регионе в целом. По словам директора ЦСИ ПФО Сергея Градировского, агломерационный эффект в Иркутске, Ангарске и Шелехове начал регистрироваться еще в 1990-е годы. Тогда при падении численности населения Приангарья в целом, "ядру" региона удалось привлечь новых жителей.

По пессимистичным прогнозам, население России к 2050 году сократится до 111 млн. человек. Страна откатится на 17-18 место в мире по количеству жителей, хотя ранее стабильно занимала четвертую строку, а в настоящий момент располагается на шестой. Но главная проблема - грядущий дефицит трудовых ресурсов.

Аналитики ЦСИ ПФО предложили три сценария развития демографической ситуации в регионе. Согласно первому, наиболее пессимистичному, численность населения продолжит снижаться - "население будет дряхлеть и спиваться, немногочисленная молодежь, получив образование, - стремиться покинуть периферию". По данным экспертов, в настоящий момент московский регион поглощает три четверти внутрироссийского миграционного потока, в случае ужесточения законодательства, он станет единственным центром притяжения новых жителей в России. На этом фоне в перспективе сократившееся население Приангарья не позволит обслуживать даже ключевые транспортные инфраструктуры, и Федерации придется прибегнуть к иностранной помощи для освоения природных ресурсов Восточной Сибири. В перспективе это может привести к частичной или полной утрате российского суверенитета.

Второй вариант, озаглавленный как "организованное отступление с наименьшими потерями", говорит о том, что депопуляция неизбежна, а в Сибири необходимо "удержаться форпостами". Численность населения в большинстве районов Приангарья продолжит сокращаться, но Иркутская агломерация сыграет роль буфера и многие жители предпочтут переехать сюда, а не в Москву. Этот сценарий не сулит немедленных успехов, но при нем темпы естественной убыли населения снизятся, а сальдо миграции приблизится к нулю. В условиях небольшого повышения качества рабочей силы иркутская агломерация сохранит свою конкурентоспособность, в том числе на миграционном "рынке".

Третий вариант, как оговорились сами разработчики, наиболее маловероятен. В нем Иркутск рассматривается как площадка для нового освоения Приангарья. Для его достижения уровень рождаемости должен доставлять 1,7-1,8 ребенка на одну женщину репродуктивного возраста. Продолжительность жизни необходимо увеличить, смертность снизить, а "утечку мозгов" прекратить. Кроме того, в регион ежегодно должно привлекаться до 15 тыс. мигрантов. Только в таких условиях агломерация сможет наращивать число жителей. Этот сценарий возможен исключительно за счет "слаженных сверхусилий властей, бизнеса и жителей агломерации при масштабной поддержке федерального центра". Для осуществления этого плана нужно кардинально изменить образ мыслей и базовые установки населения, завершить только начинающуюся "фитнес-революцию", то есть, в целом, провести культурную революцию.

Байкал или индустриализация?

"Северо-Запад" и "Стратегика" предложили несколько вариантов развития Приангарья, в том числе инерционных - предполагающих сохранение текущей ситуации и пуск экономики на самотек. Кроме того, аналитики "Стратегики" и "Северо-Запада" представили три перспективных сценария развития региональной экономики до 2022 года.

"Северо-Запад" презентовал, помимо инерционного, два сценария условно названных "Новая индустриализация" и "Капитализация Байкала". Характеризуя региональные особенности, представлявшая проект Виктория Мовилы сосредоточилась на проблемных точках Приангарья. По ее словам, в последние годы темпы роста валового регионального продукта и промышленного производства были ниже общероссийских и показателей других регионов Сибири. Основные отрасли производства - металлургическая, химическая и лесная - являются экспортоориентированными и низкотехнологичными. При этом Виктория Мовилы отметила, что в последний год в регионе наметилась тенденция к модернизации экономики, объем заявленных инвестиций на ближайшие пять лет - 10 млрд. долларов. Однако деньги пойдут в те же отрасли. Кроме того, в Приангарье наблюдается излишняя нагрузка на окружающую среду, а также несоответствие выпускаемых образовательными учреждениями специалистов требуемым на производстве специальностям.

В этих условиях даже инерционный вариант развития обеспечивает рост экономики за счет эксплуатации сырьевых месторождений, которых в настоящий момент насчитывается около 70. Инерционный сценарий может не воплотиться лишь в случае резкого падения мировых цен на эти виды сырья, однако, по словам Виктории Мовилы, этот вариант маловероятен. К минусам данного плана, имеющего четкие пределы роста, стоит отнести ограниченность ресурсов и вероятность падения доходов из-за плавного снижения мировых цен на сырье в среднесрочной перспективе.

Первый из "позитивных" вариантов, представленных ЦСР "Северо-Запад", предполагает развитие экономики на базе существующих отраслей с внедрением новейших технологий, а также расширение иных видов промышленности - газохимии, добычи углеводородов и т.д. Этот сценарий предусматривает интенсификацию на базе уже существующих городов и создание дополнительных точек роста, что в итоге не позволит Иркутской области отстать от других регионов Сибири.

"Капитализация Байкала" рассматривает вариант развития за счет рекреации. Кстати, ряд экспертов назвали озеро главным конкурентным преимуществом Иркутской области. Согласно этому сценарию, ставка должна делаться на развитие прибрежной зоны Байкала. Виктория Мовилы пояснила, что пределы роста при активизации различных видов бизнеса - туризма, производства питьевой воды и т.д. - значительно выше, чем в сценарии "новой индустриализации". Также более эффективно будет использоваться рынок труда, а само озеро в рекреационном плане является неисчерпаемым ресурсом.

Как отметили ряд экспертов, на Байкале не применима турецко-египетская модель туризма. Здесь необходимо искать новые схемы - например, развивать научно-образовательный туризм. Обсуждая сценарий "Капитализация Байкала", некоторые аналитики оценили его как дискуссионный. Развитие рекреации входит в конфликт с наличием крупных промышленных предприятий на юге региона. Встает также вопрос о необходимости массового переселения людей нетрудоспособного возраста из прибрежной зоны и обратного ввоза молодежи для работы в качестве обслуживающего персонала. Кроме того, по мнению некоторых экспертов, благодаря более выгодным природным условиям туристический сектор получит ряд преимуществ на противоположном берегу Байкала в Республике Бурятия.

Поиск баланса

Максим Лозовский, представлявший проект экономического развития Иркутской области компании "Стратегика", акцентировал внимание на "сбалансированном варианте" - среднем между сырьевым (традиционным) типом экономики и постиндустриальным. Он отметил, что Иркутская область является единственным регионом на территории от Урала до Дальнего Востока, имеющим все факторы для развития экономики. Наиболее перспективными отраслями, согласно "сбалансированному варианту", являются туризм, газохимия и машиностроение.

В основу сценария положена идея интенсивной диверсификации. В течение первой пятилетки предполагается сосредоточиться на реализации сырьевого потенциала и улучшении условий жизни, во второй - на модернизации экономики, а затем начать развивать такие отрасли, как образование и туризм. При таком варианте, согласно представленным расчетам, ежегодный рост доходов населения будет составлять 7,8% и к 2022 году достигнет 28 тыс. рублей в сопоставимых ценах. ВРП ежегодно будет повышаться на 7,1% и достигнет к расчетному периоду порядка 800 млрд. рублей. Через 15 лет, согласно планам "Стратегики", в Иркутской области по-прежнему будет развит топливно-энергетический комплекс и металлургия, но станут набирать обороты туризм, образование и другие инновационные отрасли.

Нужна ли нам инноватика?

Один из наиболее острых споров вызвала тема развития инновационной экономики. Часть экспертов высказалась за развитие этого сектора, другие, напротив, утверждали, что у Иркутска нет предпосылок делать ставку на инноватику. Зал разделился на два лагеря, пытаясь ответить на вопрос, заданный Максимом Лозовским: "Сможет ли Иркутская область через 15 лет стать лидером в сфере медицины и образования в Азиатско-Тихоокеанском регионе?"

Сотрудник Российского государственного научно-исследовательского и проектного института урбанистики Ирина Постоленко высказала свое видение проблемы инноватики. По ее мнению, Иркутской области необходимо использовать имеющиеся ресурсы, но, например, при реализации проекта "новой индустриализации" внедрять в производство новейшие технологии. Виктория Мовилы также заявила, что вне зависимости от выбранного сценария развития крупные предприятия вынуждены будут внедрять инноватику в производство, с тем чтобы сохранить конкурентоспособность, однако это будут "привозные технологии".

Некоторые аналитики полагают, что у Иркутска сейчас нет предпосылок для создания собственного инновационного центра, который бы занимался разработкой новых технологий - для этого нет ни материально-технической, ни кадровой базы. "Иркутская область не дотягивает ни до одного из критериев для развития инноватики, даже в сравнении со среднероссийскими показателями, и тут ничего не поделаешь - это данность", - заявил один из экспертов.

Коридор в страны АТР

Вчера в рамках конференции прошел круглый стол, посвященный стратегии развития Сибири и Дальнего Востока. Эксперт Геннадий Блинов рассказал о путях выработки стратегии Красноярского края и трудностях, с которыми при этом столкнулся регион. По его словам, в свое время краю пришлось выбирать - развиваться как регион или становиться пилотной площадкой и точкой роста для всей страны. Выбор был сделан в пользу последнего варианта.

В Красноярском крае были созданы так называемые инвестиционные ловушки - они должны накапливать средства, которые пойдут, в том числе, и на развитие других проектов. Такими ловушками стали Ванкорское месторождение, Красноярский хаб (узловой аэропорт), Богучанская ГЭС, проект "Нижнее Приангарье" и т.д. По словам Геннадия Блинова, "на хвост этим проектам планировалось посадить социальную сферу". В стратегии Красноярского края ставка в настоящий момент делается на перевооружение существующей промышленной базы и проведение технологического рывка. Развитие лесного кластера и модернизацию сельхозпереработки, где предполагается создание холдинговых структур, красноярцы решили перенести на второй этап реализации стратегии.

Представители Дальнего Востока предложили вариант кооперации Иркутска с восточными регионами. Предполагается, что Владивосток станет "вывеской и центральным офисом России" в странах АТР, Хабаровск - транспортно-логистическим центром, а Иркутск - "тыловым офисом" и началом логистического коридора в Азиатско-Тихоокеанский регион. Однако, как заметили участники круглого стола, это предложение действительно только в случае реализации проекта Иркутской агломерации.

Президент ФРР, депутат регионального Законодательного собрания Алексей Козьмин заявил, что из слов экспертов и решений, принимаемых на федеральном уровне, становится понятно, что в настоящий момент Иркутская область и Красноярский край являются прямыми конкурентами. Это мнение подталкивает к идее перекройки макрорегионов. Ориентация Приангарья на Дальний Восток позволит снять вопрос о соперничестве, так как Красноярский край сейчас ориентирован на западную часть России. Это идея находится в русле Указа Президента РФ о создании госкомиссии по развитию Иркутской и Читинской областей, Республики Бурятия и регионов Дальнего Востока.

Конференция "Комплексная экспертиза стратегии Иркутской области" завершается сегодня. По итогам обсуждения с учетом мнений экспертов ФРР подготовит окончательный вариант стратегии, который будет представлен в администрацию Иркутской области. Планируется, что эта работа будет завершена в декабре. В следующем году на основе этого документа предполагается разработать схему территориального планирования, которую утвердит Законодательное собрание. После этого среднесрочный план развития Иркутской области может получить силу регионального закона.

Иркутская область в 2022 году, по мнению "Стратегики", это:

Территория с населением 2,3 млн. человек

По темпам роста экономики регион входит в тридцать регионов-лидеров в РФ

Развитый промышленный регион, начавший переход к постиндустриальному типу развития

Основу экономики региона составляют: цветная металлургия, ЛПК и добыча полезных ископаемых

Интенсивно развивается наукоемкое производство, инновационные центры и технопарки

Развитие строительства, ЖКХ и газификация области обеспечивают существенное улучшение условий для жизни населения

Крупная туристическая зона ежегодно принимает до 1,5 млн. человек

Центром постиндустриального развития, определяющим динамику и структуру экономики региона, становится Иркутская агломерация

 


Вернуться к списку публикаций