Инновационная игла Медведева

13.9.2010 | Константин Левин | DailyJournal
 
Президент Дмитрий Медведев раскрыл карты. После общих разговоров о модернизации он, наконец, заявил на Мировом политическом форуме в Ярославле, что у российской сырьевой модели нет будущего. Кто бы сомневался. Настораживает тот факт, что модернизаторами, по Медведеву, опять выступают «Единая Россия», чиновники и даже весь русский народ.

Почти год назад Дмитрий Медведев опубликовал статью «Россия, вперед!». Вчера пресс-секретарь президента Наталья Тимакова пояснила, что задачи той статьи еще далеко не выполнены, особенно искоренение коррупции и сырьевой зависимости, поэтому автору еще долго придется отвечать за свои слова.

Конечно, это можно делать и вне Кремля. Но сырьевая игла – вещь прочная. Пока сломать ее никому не удавалось. Впрочем, никто особенно и не стремился это сделать. Тот же Медведев вчера не забыл похвалить мировую нефтяную конъюнктуру, которая в 2009 году рухнула сразу в четыре раза, тут же приговорив российский бюджет к дефициту, превышающему стандарты ЕС в два раза, а ВВП – к падению на 7,9%. Но уже в этом году нефтерынок отыграл назад процентов на 50. И все пошло как раньше, если не считать того, что $75 за баррель уже недостаточно для профицита, как в 2007 году. Нужно не меньше $100. Но этого точно никогда не будет.

Дмитрий Медведев это, конечно, понимает. Особых экономических знаний здесь не требуется. В Ярославле он просто потребовал: «Надо срочно изменить экономическую структуру, иначе нет будущего. Закончился запас прочности, связанный с сырьевым ростом».

Это можно уже не повторять, как заклинание. Достаточно посмотреть на бюджет-2011–2013. Нефтегазовые доходы, несмотря на увеличение налогообложения отрасли, тают. Добыча не растет из-за выработки скважин.

Срочно нужна замена главному доходному источнику режима. Вместо нефти (не прямо сейчас, конечно) деньги в бюджет должна дать новая экономика – экономика знаний, которая будет построена за счет модернизации. Во всяком случае, нас в этом уже давно пытается убедить президент Медведев. Элита – и экономическая, и политическая, – как водится, сомневается. Уж больно все выглядит фантастически. Но против любой элиты можно найти прием в виде лома. Вчера Дмитрий Медведев, жестко попеняв чиновникам, которые «вместо стремления к модернизации не высовываются», нашел главный источник, а заодно проводник модернизации – «наш народ». В соответствии с историческим опытом рулевым модернизации Медведев назначил «Единую Россию». А заодно и все остальные политические партии, которые не против модернизации и инноваций.

Правда, согласно истории России, должны быть и враги модернизации. Но Медведев тактично их не назвал: «Мне в глаза никто не говорил, что мы против модернизации».

Впрочем, все эти словесные экзерсисы – не более чем попытка не обострять политическую борьбу с соперниками явно сильнее Медведева.

А их теперь как минимум двое. Владимир Путин и Юрий Лужков. Конечно, никто из них не против технологической модернизации. Кто же против энергосберегающих технологий, которые позволят сэкономить нефть и газ, чтобы побольше их продать на Запад? Вчера Анатолий Чубайс показал Путину в своей ГК «Роснано» такие игрушки, что нельзя было не порадоваться. Новые светодиодные лампы энергии почти не потребляют, зато в 20 раз дороже нынешних. Подходящий товар для населения, думающего, как бы выжить в условиях небывалого роста цен на продукты питания.

Однако вчера в Ярославле Дмитрий Медведев, похоже, перешел Рубикон. Не такой ширины, как в свое время Юлий Цезарь. Бороться напрямую за власть в Третьем Риме он пока не намерен. Но переход от сырьевой модели развития к модернизационной президент России теперь прямо связывает с демократией. Пусть несовершенной. Медведев вчера подчеркнул, что знает недостатки этой системы, может быть, как никто другой: «Хотя бы потому, что у меня больше информации как у президента, да и опыт моей прошлой работы и образование дают мне к этому все возможности». Но Россия, «вне всякого сомнения, является демократией, мы в самом начале пути, в этом плане нам есть над чем работать, но мы свободны».

Конечно, и эти слова президента можно отнести к предвыборной риторике. Хотя официально Медведев с Путиным не договорились о том, кто из них пойдет на выборы 2012 года. Можно отказывать в жизнеспособности той же парламентской демократии, с чем согласен и Медведев, но становится ясно, что, сколько бы «Сколковых» не создавали, инновации в авторитарном режиме не развиваются. Нужна элементарная свобода. А экономическая свобода без политической просто нежизнеспособна. Идей много, а возможностей для их реализации нет. Кто же будет вкладывать в инновации деньги, которые проще «отбить» в ТЭК.

Но сырьевая экономика, как правило, контролируемая государством, действительно трещит по швам. Это давно поняли даже в окружении Владимира Путина. На ярославском форуме руководитель аппарата правительства, вице-премьер Сергей Собянин заявил, что величина государственной экономики достигла критического порога, дальше идти в этом направлении опасно. Каждый второй занятый в российской экономике работает в госсекторе. А это значит, что нужна масштабная приватизация.

Но и этого уже недостаточно. Герман Греф (сейчас – глава Сбербанка, а ранее – министр экономического развития), любил повторять, что «свобода – это экономическая категория». В Ярославле он развил эту всем понятную идею. Российское государство, по его мнению, «не инструмент модернизации, а ее объект». То есть начинать надо не с экономики, а с политического режима. Ему вторил глава «Роснано» Анатолий Чубайс. По его словам, «экономическая модернизация без политической… не может быть целостной и завершенной».

Иными словами, настало время не чисто экономических, но политических решений. Технологические новшества, если говорить жестко и прямо, в России сейчас невозможны. На них просто нет спроса ни в системе управления, ни в бизнесе. Но, с другой стороны, «тепличные» условия инновациям, какие создают в «Сколково», тоже предоставлять вредно. Это будут явно неконкурентоспособные инновации. Похоже, Медведев понемногу приходит к этим выводам. Пусть, как любил повторять Дэн Сяопин, расцветут 100 цветов.

Победителей определит рынок, но только избавленный от сонма силовиков. То же советуют Медведеву и западные интеллектуалы. Помощник Обамы Майкл Макфол после Ярославля, где он присутствовал, прямо заявил: «Между политической и экономической модернизацией есть прямая связь».

Теперь Медведеву осталось только не отступать с выбранного им – надеюсь, окончательно – пути реальной модернизации России. Впрочем, пройти этот путь до конца пока не удалось ни одному правителю.


Вернуться к списку публикаций