Саморазвитие агломераций

19.4.2010 | Александр Попов, редактор региональной информации «Эксперт Online» | «Эксперт Online»
 
В Новосибирске сегодня открылся IV градостроительный форум «Город завтра». В кинотеатре «Победа» – памятнике советской архитектуры, несколько лет назад превращенном в современный трехзальный мультиплекс, – собрались архитекторы, чиновники, студенты и представители профессионального сообщества. Одной из тем обсуждения стало развитие агломераций сибирских городов. Общий вывод – оно идет стихийно, особо не поддерживаясь ни властью, ни бизнесом.

За последние годы в России было заявлено несколько проектов агломераций. Речь в данном случае идет не об агломерациях как таковых – в той или иной форме они существуют и худо-бедно развиваются при всех мало-мальски крупных городах и поселениях. Речь в данном случае о проектах комплексного развития территорий, де-юре разделенных на стоящие рядом друг с другом муниципалитеты, де-факто же составляющих практически одно целое. Самым масштабным и известным проектом в стране была Иркутская агломерация – объединение Иркутска, Ангарска, Шелехова и части окружающих их районов в крупный город-миллионник в Восточной Сибири. По словам президента Фонда регионального развития Иркутской области Алексея Козьмина (ФРРИО был главным идеологом и разработчиком проекта), агломерация трех городов сложилась исторически, продолжает существовать сегодня и никуда не исчезнет и завтра. Но проект комплексного развития, по сути, был свернут.

Причины провала иркутского начинания позволяют судить о перспективах аналогичных проектов в других городах. Возможно, именно поэтому давно не на слуху и деятельность корпорации «Красноярск-2020», созданной несколько лет назад по инициативе экс-губернатора Красноярского края Александра Хлопонина для разработки программ комплексного развития агломерации города на Енисее. По словам Козьмина, ключевой ошибкой ФРРИО стала поддержка проекта на уровне губернатора Александра Тишанина. Сменивший его на этом посту Игорь Есиповский воспринимал Иркутскую агломерацию как политическое наследие предшественника и потому отказывался его поддерживать. Нынешний губернатор Дмитрий Мезенцев также не проявляет к проекту особого интереса, предпочитая, по всей видимости, заниматься довольно сомнительной подготовкой Иркутска к 350−летию. Многочисленные же противники Тишанина использовали агломерационные планы в качестве хорошего средства для беспощадной критики. Короче, политика в данном случае напрочь сгубила всю экономику.

Но гораздо важнее оказалось влияние прочих факторов, объективно способных стать причиной для смерти аналогичных проектов в других регионах. Прежде всего в градостроительном законодательстве и вообще в юридической плоскости отсутствует само понятие «агломерация». Ситуация, когда расположенные по соседству муниципалитеты срастаются в одно целое за счет маятниковой миграции населения и транспортной доступности, описана в учебниках и очевидна на практике. Но не существует в правовой плоскости. А значит, с точки зрения бюрократического аппарата не существует вообще. По мнению Алексея Козьмина, такое бесправие агломераций автоматически ставило вне закона все градостроительные концепции и проекты: на словах чиновники все понимали и поддерживали, но на деле, к примеру, не отдавали ни пяди земли соседям. Удивительно, но то же касается и позиции бизнеса: как отметил директор ФРРИО, некоторые строительные холдинги Иркутска противились созданию агломерации, поскольку боялись потерять давно поделенные между собой площадки в областном центре.

Как нетрудно догадаться, еще одним камнем преткновения стало межмуниципальное сотрудничество. Федеральный закон №131 в принципе его не запрещает, но на деле мэры соседних территорий просто не умеют договариваться и находить общие интересы. Усилия же губернаторов в большинстве своем оказываются тщетными. Впрочем, все зависит, конечно, от губернаторов, но за последние годы региональные царьки уступили место новой формации – хозяйственникам. А те не обладают достаточным политическим весом, чтобы нивелировать неповиновение муниципальных чиновников (де-юре, кстати, вообще не подчиненных региональной власти). В общем, как ни крути, но на пути любых комплексных программ градостроительства в стране встают, по сути, пока еще не преодолимые преграды.

Между тем, как в один голос отмечали эксперты, выступавшие на форуме, российским городам – основным центрам урбанизации и, соответственно, точкам притяжения большого количества населения необходимы комплексные и продуманные программы дальнейшего роста. Поскольку именно в них в ближайшие годы будут стекаться люди с периферии. И от качества городской среды, уровня комфорта и сервиса, наличия современных вузов, больниц и предприятий будут зависеть и направления этих потоков. Как справедливо заметил в своем выступлении мэр Новосибирска Владимир Городецкий, сибирские (и не только) муниципалитеты за двадцать лет существования в условиях новой России все еще не вышли из советского прошлого. Глава совета Союза архитекторов России по терпланированию и градостроительству Александр Высоковский конкретизировал мысль новосибирского мэра: в большинстве городов сложившаяся в них экономика не работает на городскую среду, отвечающую требованиям времени. К примеру, цель сформировать из Новосибирска крупнейший за Уралом инновационный центр реализуется в периферийных районах города: Академгородке и спутниках – в Оби (аэропорт Толмачево), Кольцове (наукоград) и Краснообске (вотчина СО РАСХН). Центр же города остается как бы на задворках этой политики – ему не хватает прорывных проектов, современной архитектуры и новых точек притяжения.

Но основная беда российских городов, уверен Алексей Козьмин, в отсутствии идей, нацеленных на будущее. О таких философских вещах вообще говорят неохотно, ссылаясь на битву с кризисом и объективные требования текущего момента (жилье, дороги, сети и т. д.). Но мысли о будущем тем не менее чрезвычайно важны. По словам Козьмина, идеалом на этом фоне может служить Казань – столица всемирной Универсиады 2013 года и создающегося Приволжского федерального университета. Казань может стать эталоном для других муниципалитетов – здесь понимают, для чего строят инфраструктуру и кем хотят стать в новом веке. Об этом же, кстати, говорил и президент Национальной гильдии градостроителей Максим Перов: без долгосрочной стратегии развития, без простого понимания того, что на данной территории будет происходить хотя бы через полвека, любые строительные планы обречены если не на провал, то на ошибку.


Вернуться к списку публикаций