Всю власть - регионам! Иркутское сообщество обсуждает «прелести федерализма»

29.10.2009 | Вероника ПЕРМИНОВА | АиФ в ВС №44, от 28 октября 09
 
Сегодня, когда одним из главных принципов российской политической жизни является централизм, всё чаще и отчётливей слышатся голоса сторонников истинного федерализма, при котором регионы являются самостоятельными и полноценными составляющими государства.

Желание власти установить единый порядок управления на всей территории страны, конечно, понятно. Но нужно учитывать и её неоднородность, в силу которой каждый субъект требует индивидуального подхода. Разговор об этом шёл сразу на нескольких дискуссионных площадках в Иркутске.

Трансляция воли сверху вниз

В начале октября Московская школа политических исследований провела в областном центре круглый стол на тему «Региональная власть в России: история и современность». В качестве эксперта выступил доктор философских наук, профессор Алексей Кара-Мурза:


- В отличие от европейской культуры, у нас любой город - это своего рода княжеская ставка, некое военное поселение, где гражданское население обслуживает власть. Такое жёсткое разделение позволяет понять, что такое региональная власть в России - это всегда трансляция центральной власти. Таково современное российское устройство. И мне кажется, что это крайне архаичный и опасный способ управления. 

Эксперт отметил, что в других федеративных странах, сравнимых с нашей по численности населения, регионы обладают очень серьёзной автономией - взять, к примеру, США, Канаду, Бразилию. А Россия, по словам профессора, пока упирается в жёсткий централизм, который необходимо преодолевать, делая акцент на местное самоуправление. Погружаясь в историю, Алексей Кара-Мурза напомнил, что первые попытки переместить основы управления на самоорганизацию регионов и городов привели к расцвету последних. К примеру, руководствуясь именно этими принципами, граф Михаил Сперанский навёл порядок в Сибири (в 1819 году стал генерал-губернатором края. - Авт.). Правда, данная схема взаимоотношений между центром и регионами в России не прижилась. Равно как и не в полной мере проявилась культура элитного продвижения «по выбору», в отличие от доминирующей культуры «по назначению». Как пример - отмена прямых губернаторских выборов и постепенный переход от всенародно избираемых мэров к сити-менеджерам.
Регионы решают федеральные проблемы

Рассуждая о том, в каком государстве лучше жить: сложно устроенном федеративном или легко управляемом унитарном, член совета директоров школы политических исследований Юрий Курин (в прошлом - депутат Государственной думы РФ от Иркутской области и вице-губернатор региона) отметил: в первом - хорошо себя чувствует гражданин, а во втором - чиновник:

- Федеративный уклад последнего просто раздражает, ведь при нём нужно быть грамотнее, терпимее, гибче, соблюдать различные процедуры и интересы. Между тем в новейшей истории были эпизоды, демонстрирующие, что при наличии сильной региональной власти можно решить многие вопросы федерального значения. Например, в то время, когда вся электроэнергетика была изъята из ведения регионов и установлены высокие тарифы на неё, наш регион восстал и добился того, чтобы компанию «Иркутскэнерго» приватизировали особым путём, с учётом интересов Российской Федерации и области. И если бы в 90-е годы не существовало основ федерализма, то мы бы не смогли отстоять низкие тарифы.

Ещё один интересный пример. В те же 90-е в Приангарье действовала специальная комиссия по законотворческой деятельности, которая напрямую работала с депутатами Госдумы от региона, а именно - готовила свои заключения по всем принципиально важным для области федеральным законопроектам.

- Существовала политическая договорённость: парламентарии не имели права голосовать за или против какого-либо документа, не зная мнение территории, которую они представляют. В Москве даже сидел специальный человек, который отслеживал голосование, а потом в областной печати публиковались его результаты. И всем было ясно, кто чьи интересы отстаивает, - рассказал Юрий Курин.

Не нужны стали разговоры с территориями

К сожалению, до сегодняшнего дня такая форма работы не сохранилась. По мнению президента Фонда регионального развития Иркутской области Алексея Козьмина (депутат третьего и четвёртого созывов ЗС), во многом это объясняется изменением системы выборов в нижнюю палату российского парламента:

- Депутаты стали избираться по партийным спискам, в результате чего им стало не нужно о чём-то разговаривать со своими территориями, депутатами Заксобраний, ведь голосования определяются теперь федеральными политсоветами партий.

Говоря о централизации власти, Алексей Козьмин напомнил: начался этот процесс с 2000 года. Постепенно ряд полномочий региональных и муниципальных народных избранников отошли на федеральный уровень, туда же стянулись и финансы, что больнее всего ударило по местному самоуправлению.

- Федерализм предполагает разные подходы к управлению в разных регионах. Но и страна у нас большая и разная. Главный вопрос заключается в том, как сделать так, чтобы при стабильных институтах власти, минимально зависящих от личностей, управление велось эффективно. В настоящее время ответа на него нет ни у действующей власти, ни у оппозиции, - полагает эксперт.
Без чего нет демократии?

Тема федерализма возникла и на заседании секции «Наша демократия» в рамках проходившего в Иркутске форума «Стратегия 2020». 
 
Государство - «гидроцефал»
Поднял её доцент Иркутского государственного университета политолог Сергей Шмидт:
- Мне кажется, мы вводим себя в заблуждение, когда сводим проблему демократии современной России к проблемам авторитаризма, тоталитаризма, демократизма. Проблема демократии у нас простая - это превращение государства в гигантского «гидроцефала», «существо» с огромной головой и длинными тонкими ногами. «Мозг», нависающий над страной, - это центр, а «ноги» - регионы. Когда же появится этот пресловутый федерализм? Есть ощущение, что возродить его можно при условии, что деньги в стране будут не распределяться, а оставляться в тех местах, где зарабатываются. Иного пути нет.

Между тем главный эксперт секции, член комиссии Общественной палаты РФ по вопросам развития гражданского общества Иосиф Дискин основным препятствием на демократическом пути развития России увидел отсутствие доверия к действующей власти и, как следствие, конструктивного диалога:

- Нам нужно не мифическое обновление через очередную катастрофу, а использование потенциала уже созданного каркаса демократической системы для терапии институтов, их связи с реальными интересами граждан.

Думается, что доверять чиновникам люди смогут только тогда, когда будут чётко понимать, что происходит в органах власти и каким образом осуществляется управление, то есть если будут политически просвещены. Кстати, один из участников форума - преподаватель ИГУ кандидат политических наук Алексей Петров - даже предложил разработать в регионе соответствующую целевую программу, но отклика на свою инициативу со стороны законодателей пока не получил.

Политический маркетинг

Между тем сегодня, по словам Сергея Шмидта, на политические взгляды населения, в частности на электоральное поведение, влияют не их собственные интересы, не предлагаемые кандидатами программы, а некий политический стиль или образ. Такой маркетинговый подход появился после того, как избирательное право стало всеобщим.

- История демократии связана с постепенным снятием избирательных барьеров. Медленно, но верно демократия, работающая как модель представительства интересов, начала работать как модель политического маркетинга, - считает Сергей Шмидт.

И в подтверждение своих слов политолог привёл весьма показательный пример. В начале 90-х в политике большой вес имела фигура Егора Гайдара, который на выборах в 1993 и 1995 годах возглавлял партию «Демократический выбор России», продвигающую либеральную программу, в том числе - идею минимизации участия государства в рыночной экономике. Бюджетников же они относили к числу людей, которые не смогли найти себя в бизнесе. 

Удивительно при этом то, что за партию активно голосовали работницы библиотек. А всё потому, что Егор Тимурович был очень похож на подавляющее число их посетителей. Таким образом, для этих женщин в лице интеллигентного российского мужчины воплотилось всё лучшее, доброе и светлое на Земле.
Киты российской политкультуры

«Система формальных и неформальных норм и ценностей, определяющих политическое поведение граждан» -так объяснил понятие «политическая культура» преподаватель ИГУ Сергей Шмидт в ходе своего мастер-класса, который состоялся в рамках организованной облизбиркомом школы избирательного права. И на примере Америки пояснил, в чём такая культура может выражаться:

- Любой американец знает, что президентом их страны никогда не будут избраны: атеист, католик, разведённый, холостяк, бездетный, очень толстый, пьющий, еврей, «голубой», женщина, чёрный (правда, этот постулат разрушил новый глава США Барак Обама) и ещё ряд представителей определённых категорий. Эти жёсткие правила нигде не прописаны, но действуют в сознании каждого избирателя.

Говоря об отечественной политкультуре, эксперт перечислил несколько принципов, которые лежат в её основе. Во-первых, централизм, то есть доминирование вертикали над горизонтальными связями, отсутствие в стране региональных ценностей.

- Если в США права и возможности штатов незыблемы, то у нас такого нет. Даже отменённые в 2003 году прямые выборы губернатора не вызвали в обществе отрицательной реакции. Думаю, если бы Джордж Буш во время своего президентства предложил американцам назначать губернаторов штатов из Белого дома, это бы не вызвало дискуссий, потому что его бы сразу поместили в психиатрическую больницу, - пошутил Сергей Шмидт.

Во-вторых, персонализм. Иными словами, в людей в России принято верить больше, чем в политические институты.

В-третьих, идеализм, то есть проповедование высоких ценностей. Хотя, согласно данным соцопросов, которые привёл Сергей Шмидт, подавляющее большинство граждан России, имеющей имидж высоко духовного государства, главной бедой своей страны называют бедность, а американцы, славящиеся практичностью и бездуховностью, заявляют о том, что Америке в первую очередь угрожает упадок моральных ценностей.

Ещё одна фундаментальная особенность - это патернализм, то есть убеждённость россиян в том, что государство должно заботиться обо всех без исключения гражданах, а не только о самых нуждающихся. Иначе власть будет восприниматься как нелегитимная. В Америке же такую власть назвали бы скорее честной, не поощряющей бездельников.

А одной из самых древних политических ценностей, по словам Сергея Шмидта, является восприятие россиянами абсолютной власти как более приемлемой и оправданной, по сравнению с любыми олигархическими формами её ограничения.


Вернуться к списку публикаций