Где твой город? Возможно ли Иркутску изменить полярность

15.9.2009 | Анна Лазарчук | «КАПИТАЛИСТ» №5 (сентябрь 2009)
 
В мире существуют места, где концентрируются представители того или иного вида деятельности — им так удобнее, комфортнее. И для общего дела полезно... Молодые специалисты из Иркутска по-прежнему уезжают в Москву и Петербург. Возможно ли изменить этот тренд?

Книга Ричарда Флориды «Кто твой город?», изданная в 2008 году, наделала много шуму и даже заставила глав отдельных российских городов перейти к активным действиям для того, чтобы удержать на своей территории таланты. Ведь Флорида утверждает: мир в смысле равенства возможностей не плоский, уж слишком немногие могут смело заявить, что их работа и достижения никак не определяются местом их пребывания. Даже тем, кто обладает самыми интернациональными профессиями (финансисты, программисты, художники, музыканты), не все равно, где жить.

Ричард Флорида, специалист по экономической географии, известный своей книгой «Креативный класс», подтверждает это целым массивом данных о важнейших городах и регионах мира.

 СКОПЛЕНИЯ КОЛЛЕГ НАРУШАЮТ ГРАНИЦЫ
В США три четверти людей, занятых в шоу-бизнесе, живут в районе Лос-Анджелеса, почти 80% политологов — в Вашингтоне, более половины тех, кто связан с индустрией моды, — в Нью-Йорке. Похожим образом и представители других профессий склонны собираться в одних и тех же местах.

Соседство с коллегами, как показывает практика, не мешает, а помогает творчеству. Люди, создающие новое знание, технологии и инновации, стимулирующие экономическое и культурное развитие, добиваются гораздо большего, собравшись на одной территории — такое «скопление» служит импульсом для экономического роста и передовых инновационных разработок.

Флорида утверждает, что решение о том, где поселиться — важнейшее в жизни. Такое же по важности, как выбор второй половины и карьеры. Ведь в мире существуют высочайшие «пики» экономической активности, экономические «впадины» и огромные «равнины», где ничего не происходит.

Карта, где плотность населения увязана с экономической активностью, демонстрирует: огромные пики вырастают на западном и восточном побережьях США, в Западной Европе, Японии и на восточном побережье Китая.

В сегодняшнем мире, приводит Флорида мнение японского ученого Кеничи Омае, государства в качестве организующих и узловых единиц заменены экономически активными зонами и их региональным продуктом. Мегарегионы могут и пересекать границы. Но главное, что они резко выделяются на среднем фоне той страны, где находятся.

Соседние территории могут жить буквально в разных исторических эпохах. Аграрный район может быть в сотне километров от постиндустриального мегаполиса: примеры тому можно найти в Китае, Индии, Малайзии, России.

Мировая карта расселения ведущих ученых совсем «бедна», на ней только три территории: район Лос-Анджелеса, область между Бостоном и Нью-Йорком и научные центры Европы.

Музыкантам нужны Лондон, Нью-Йорк и, допустим, Нашвилл в США. Дизайнерам — Милан, Париж, Лондон и Токио.

Предпринимателям в сфере высоких технологий — Кремниевая долина*, район Сиэтла, Бостон, Хельсинки, Стокгольм, несколько городов Японии. Карта «глобальных инноваций», которую приводит Флорида, красноречиво это подтверждает. Инновационный бизнес и наибольшее число зарегистрированных патентов концентрируются в Кремниевой долине, в университетах Восточного побережья, в отдельных городах Европы, в регионах Токио-Осака, на Тайване.

Кстати, теорию Флориды можно применить и для России. Правда, современное расположение, к примеру, научно-технических, производственных центров, создающих высокие технологии, было задано несколько искусственно — соображениями оборонного характера. Тем не менее, формирование особых экономических зон промышленно-производственного типа общероссийского и регионального масштаба только усиливает их притяжение.

СИЛА КЛАСТЕРА
На чем основывается подобная постоянно возрастающая концентрация экономического роста? Флорида объясняет эту «кластеризирующую силу» «стремлением творческих людей отыскивать единомышленников и объединяться с ними в группы», а также тем «устойчивым экономическим преимуществом, которое таким образом создается».

Источник данного преимущества — в несомненных выгодах от более высокой производительности, экономии на масштабе и обмене знаниями, возникающих тогда, когда креативные люди и компании объединяются в кластер.

Сила агломерации и «предпочтительного объединения» (способ, посредством которого креативные люди выбирают и привлекают других талантливых людей) объясняет, почему «вершины» продолжают расти и сближаются по мере роста, тогда как «впадины» деградируют и отдаляются друг от друга.

В действительности процессы кластеризации выстраивают регионы в иерархию. Это подтверждают исследования.

В июне этого года журнал Forbes опубликовал рейтинг лучших российских городов для ведения бизнеса**. Первенство в рейтинге отдано Краснодару. В первую пятерку самых привлекательных для предпринимательской деятельности региональных центров также вошли Казань, Самара, Екатеринбург и Новосибирск.

Авторы и эксперты издания проанализировали 22 показателя социально-экономического развития крупнейших российских городов с населением от 506 тыс. (Набережные Челны) до 1,39 млн (Новосибирск) человек. Каждому из вошедших в топ-30 городов присвоено определенное место в рейтинге, исходя из оценки шести основных показателей.

Самые лучшие города для бизнеса, по версии Forbes — города с диверсифицированной экономикой и едиными правилами игры для всех инвесторов.

ИРКУТСК. 18 МЕСТО
В общем зачете рейтинга Иркутск (см. табл.) оказался на 18 месте из 30 возможных, а по показателю «деловой климат», то есть уровень развития малого бизнеса (через объем сборов налога на вмененный доход по упрощенной системе налогообложения и др.), «терпимость» властей к сторонним инвесторам (через уровень проникновения федеральных торговых сетей) — на 11 месте.

Движущим фактором регионального экономического роста и инновационной активности, по мнению Флориды, является открытость, поскольку она помогает городам формировать среду для развития. Выходит, если регион или город хочет процветать, он должен привлекать таланты, создавать условия при которых «светлые головы» оставались бы и притягивали себе подобных, а не покидали родные места в поисках лучшей доли.

В условиях, когда существует бесконечное число возможных вариантов места проживания в мире, возникает вопрос — как Иркутской области стать привлекательным регионом, притягивающим самых творческих и квалифицированных людей? Что нужно сделать, чтобы важным решением в жизни человека стало то, которое позволит ему остаться в нашем регионе или даже переехать сюда из другого?

За ответами на эти вопросы «Капиталист» обратился к президенту Фонда регионального развития (ФРР) Иркутской области Алексею Козьмину.

— Люди начинают задумываться о переезде в другой регион в основном по двум причинам — либо им сделали интересное предложение в другом месте, либо их не устраивает что-то там, где они живут, — говорит Алексей. — В последнее время мобильность россиян значительно повысилась. Давно отменено обязательное распределение выпускников после учебы в вузе. И соответственно, самая мобильная часть населения — это перспективная молодежь в возрасте от 25 до 35 лет. Это люди, которые уже почувствовали вкус к жизни, самоопределились, но, в тоже время, еще не успели обрасти обязательствами, связями, обзавестись имуществом. Их, по большому счету, ничего не держит на месте. С точки зрения развития региона, это люди с самым высоким потенциалом. Именно их Иркутск теряет сейчас.

Однако Алексей Козьмин уверен: уменьшить отток молодых и талантливых людей властям региона под силу. Но для этого необходимо принять ряд важных решений.

— Во-первых, мы должны определиться с тем, какое место Иркутск занимает на карте Сибири, России, Юго-Восточной Азии, — говорит он. — На чем мы специализируемся? В чем наша функция в глобальном мире? Это крайне важно, так как невозможно удерживать свое население и привлекать новые кадры, не понимая, в чем состоит наша специализация.

Во-вторых, необходимо, чтобы в Иркутской области и непосредственно в Иркутске появилось ощущение перспективы развития и роста. К сожалению, в последние десять лет мы практически не продвинулись в этом направлении. Молодые, перспективные люди не чувствуют возможности роста здесь и уезжают туда, где им это предоставляют.

В-третьих, очень многое зависит от состояния городской среды. Город должен быть дружелюбным. Жить в нем должно быть комфортно, интересно, безопасно. Городская среда должна радовать своих жителей, вызывать у них позитивные эмоции. Многие люди стремятся уехать из Иркутска, потому что он не соответствует их пониманию современного города.

ТРАДИЦИИ КАК ОПОРА
Алексей Козьмин считает, что для изменения ситуации к лучшему следует опираться на уже существующие традиции и задействовать потенциал региона. А он есть, и немаленький.

— Иркутская область очень неоднородна, — говорит президент ФРР. — Северный промышленный узел требует одних профессий, юг области специализируется совершенно на других вещах. Поэтому и подход должен быть дифференцированный. Иркутск — традиционный купеческий город, место пересечения торговых путей, перекресток цивилизаций и культур. Город, который был центром Восточно-Сибирской губернии и в управлении которого находились территории от Енисея до Калифорнии. Думаю, что на эти традиции можно опираться. Уже в XX веке Иркутск обрел существенный научно-образовательный потенциал и производственную культуру. У нас есть организации и предприятия, известные далеко за пределами нашей страны. Я полагаю, что эти сферы нам и надо развивать. Соответственно нам необходимы сильные ученые и профессора, яркие деятели культуры и искусства, квалифицированные инженеры и инноваторы, специалисты в области кросс-культурных коммуникаций и международных отношений. Но нужно создать условия для того, чтобы они сюда приехали.

ПОИСК И ОХОТА
Если мы говорим именно о привлечении талантов, то это индивидуальная работа с каждым конкретным человеком. Это специально организованная кампания, когда производится поиск необходимых людей, с ними проводятся переговоры, им предлагаются конкретные преференции. За талантами идет охота, и, чтобы они переехали именно в наш регион, нужны серьезные организационные и финансовые ресурсы. На Западе этим занимаются специальные агентства при органах государственной власти или местного самоуправления. Наверное, и нам пора об этом задуматься, ведь самый дефицитный на сегодня ресурс, создающий высокую добавленную стоимость, — это люди, считает президент фонда.

Конечно, большее внимание надо уделять тем ярким личностям, которые сейчас живут здесь. Часто их недооценивают, они не могут реализовать свой потенциал и уезжают в другие регионы, где успешно работают. Таких людей нужно беречь и создавать им условия для работы в родном городе.

НЕДОКАПИТАЛИЗИРОВАННЫЙ БРЕНД
Алексей Козьмин также уверен, что одно из главных конкурентных преимуществ региона — это озеро Байкал, А для развития туристско-рекреационных ресурсов обязательно нужны опытные специалисты в индустрии гостеприимства. Пока в Иркутске специалистов в сфере организации сервиса крайне мало, да и те ресурсы, что подарила природа, используются недостаточно.

— Байкал, пожалуй, единственный бренд мирового уровня, имеющийся на территории Иркутской области. Сегодня этот бренд явно недокапитализирован, — считает Алексей Козьмин. — Кроме питьевой воды и рекреационных ресурсов, значительная стоимость содержится в имидже Байкала. И пока этот ресурс в недостаточной степени задействован для повышения привлекательности области, как для потенциальных жителей, так и для инвесторов.

В сценарии развития Иркутской области, предложенном ЦСР «Северо-Запад» в 2007 году, который назывался «Капитализация Байкала», как раз была прописана конкретная работа по усилению этого конкурентного преимущества. Также Байкал интересен и мировому научному сообществу как объект исследований и отработки экологически чистых технологий.

Кроме Байкала, конкурентным преимуществом является и географическое положение Иркутска. Город находится на пересечении многих транспортных путей, соответственно существуют большие возможности для развития транспортно-логистической инфраструктуры. Но пока этот сектор, за исключением железнодорожных перевозок, развивается слабо.

Что же до комфортности ведения бизнеса, то главным фактором, по мнению президента Фонда регионального развития Иркутской области, является защищенность предпринимательства от разного рода непредсказуемых действий властей. В последнее время участились случаи рейдерских захватов с использованием административного ресурса и, к сожалению, Иркутск здесь не исключение. Решение проблемы Алексей Козьмин видит в работе над такими ключевыми факторами, как наличие добросовестной конкуренции, низкое влияние административного ресурса на бизнес-среду и независимые суды.

Очевидно, что сегодня успех города намного меньше зависит от наличия в нем факторов производства. Наиболее важным моментом становится решение вопроса о том, как привлечь достаточно креативных, открытых новому опыту людей, чтобы они сформировали некую критическую массу, которая станет основой для привлечения талантов.

Итак, станет ли Иркутск и Иркутская область территорией для молодых, талантливых и предприимчивых? На сегодняшний день этот вопрос остается открытым.

—————————————-
* Кремниевая долина (или Силиконовая — устоявшийся буквальный русский перевод выражения англ. Silicon Valley) — регион в штате Калифорния (США), отличающийся большой плотностью высокотехнологичных компаний. Возникновение и развитие этого центра связано с сосредоточением ведущих университетов, крупных городов на расстоянии менее часа езды, источников финансирования новых компаний, а также климатом средиземноморского типа.

** В рейтинг не были включены обе столицы — Москва и Петербург, а также города республик Северного Кавказа.


Вернуться к списку публикаций