Плохо забытое старое

11.9.2009 | Анна Павлова | Коммерсантъ Восток России. Иркутск
 
Стратегия экономического развития Иркутской области, разработанная при экс-губернаторе Александре Тишанине, пригодилась нынешним властям региона

Правительство Иркутской области вновь занялось долгосрочным планированием развития региона. Свои очередные наработки в этом вопросе власти презентовали депутатам заксобрания. Однако парламентарии работу чиновников не оценили, не найдя в ней кардинальных отличий от представленных ранее вариантов.

У властей Иркутской области появились новые идеи о том, как должен развиваться регион до 2020 года. Своими соображениями, которые в итоге должны лечь в основу «Стратегии социально-экономического развития Иркутской области до 2020 года», чиновники правительства поделились 9 сентября с депутатами заксобрания. Как оказалось, новые планы фактически не отличаются от тех, которые строились еще при экс-губернаторе Александре Тишанине, и были забракованы пришедшим ему на смену Игорем Есиповским (погиб в мае 2009 года — „Ъ“), посчитавшим, что в кризисные годы требуется новый подход к развитию Приангарья.

Осенью 2008 года впервые в Минрегионе был презентован документ «Стратегия развития Иркутской области до 2020 года». Его разрабатывали по заказу администрации региона ЦСР «Северо-Запад», компания Strategy Partners, Центр стратегических исследований Приволжского ФО. Координировал проект Фонд регионального развития. Документ предусматривал несколько сценариев развития Приангарья, в том числе «Новое индустриальное развитие» и «Капитализация Байкала» на юге региона. Этот сценарий предусматривает развитие ОЭЗ туристско-рекреационного типа, введение жестких экологических ограничений, поддержку инновационной экономики, развитие сферы услуг и создание благоприятной городской среды — агломерации Иркутск — Ангарск Шелехов. По данным „Ъ“, подготовка первого варианта „Стратегии“ обошлась бюджету Иркутской области примерно в 60 млн руб. „Стратегия“ была одобрена в Минрегионе.

Как и в первом варианте стратегии, в новых планах властей обозначены четыре основные зоны опережающего развития. Первая — вдоль Транссиба с центром в Иркутске. По планам чиновников, здесь должен появиться целый кластер инновационных производств и нанотехнологический центр. Вторая зона — Северо-Сибирский индустриальный пояс, включающий территории БАМа. Глубокая переработка природных ресурсов будет ее главным направлением. Среди проектов, на которые будет сделана ставка — строительство автомагистралей «Вилюй», «Усть—Илимск—Чемдальск–Ванавара», объединение иркутской и якутской энергосистемы, газификация региона, развитие газогенерации на попутном газе, газохимии на базе месторождений Ковыктинской площади. Третья зона прилегает к Байкалу, ее развитие иркутские власти связывают с созданием особой экономической зоны туристического типа. Четвертая — сельхозрайоны области, которые должны обеспечивать продовольственную безопасность региона.

От прежнего варианта презентованный вчера проект отличается отсутствием планов по созданию агломерации на базе городов Иркутска, Ангарска и Шелехова. Его активно продвигали и поддерживали Александр Тишанин и президент Фонда регионального развития Иркутской области Алексей Козьмин. Однако идея была отвергнута, когда в регион пришел новый глава Игорь Есиповский. Похоже, что не определился относительно проекта агломерации пока и действующий губернатор Приангарья Дмитрий Мезенцев. 

В итоге, по прогнозам правительства, к 2020 году Иркутская область станет «комфортной средой проживания», где качество жизни населения «приблизится к уровню развитых стран». Замминистра экономического развития Александр Анчугин пояснил эти тезисы на цифрах: ВРП на душу населения вырастет не менее, чем в 1,7 раз по отношению к 2008 году; инвестиции в основной капитал — в 3 раза; доходы населения — в 1,7 раз; продолжительность жизни — с 64,9 до 68,9 лет; обеспеченность жильем с 20,3 до 22 кв метров.

На сходство новых планов развития Иркутской области с теми, которые представлялись ранее, обратили внимание и парламентарии. Некоторые из них признались, что начинают путаться в программах и концепциях социально-экономического развития, которые уже появлялись на свет. Депутат Виктор Круглов предположил, что документу грозит судьба „Стратегии“ Александра Тишанина, которую готовили около двух лет, а после смены губернатора работы прекратились. Чтобы такое не повторилось, господин Круглов призвал чиновников правительства определить, кто непосредственно будет в ответе за подготовку документа. «Это принципиальный вопрос», — заметил он.

Его коллегу, гендиректора «Восточно-Сибирской газовой компании» Алексея Соболя смутили отдельные проекты, фигурирующие в новых стратегических планах. «У вас стоит приоритет — газохимия на базе Ковыктинского месторождения до 2020 года. Но существует точка зрения, что месторождение будет осваиваться после 2020 года (концепция ОАО „Газпром“ — „Ъ“ )», — заметил Алексей Соболь. Он также рекомендовал разработчикам концепции сверить свои планы по развитию региона с планами остальных крупных компаний и корпораций, которые сегодня работают в области, так как они могли измениться из-за финансово-экономической ситуации. Господин Анчугин, правда, на это возразил: в 2007–2008 годах планы компаний область уже собирала для подготовки стратегии, измениться кардинально они не могли. «Сейчас при разработке новой стратегии, мы их уточняем», — ответил он. 

Сама стратегия социально-экономического развития Иркутской области, как заявил в начале сентября нынешний губернатор региона Дмитрий Мезенцев, будет принята в 2010 году. Однако вопрос о том, кто займется ее подготовкой, пока остается открытым. Как сообщил Александр Анчугин, губернатор области пока не определил, будет ли это внешний подрядчик, как в случае со „Стратегией“ Тишанина, или же правительство обойдется своими силами.


Вернуться к списку публикаций