Агломерационный вопрос

23.7.2008 | Александра Терентьева | Ъ-Восток России
 

Фонд регионального развития Иркутской области обратился с открытым письмом к временно исполняющему обязанности губернатора Игорю Есиповскому с просьбой принять решение о реализации на юге региона сценария «Капитализация Байкала», который включает в себя проект создания агломерации Иркутск—Ангарск—Шелехов. По мнению президента Фонда Алексея Козьмина, отказ от проекта агломерации стал «последствием политического кризиса», когда «никто не хочет говорить об этом открыто, потому что агломерация считалась главным проектом Александра Тишанина».

Вчера президент Фонда регионального развития Иркутской области Алексей Козьмин направил врио губернатора Игорю Есиповскому открытое письмо о развитии региона до 2020 года, поскольку не смог встретиться с главой региона лично, а «вопросы стратегических приоритетов нашего региона требуют безотлагательного публичного обсуждения». „Ъ“ уже писал, что новая администрация региона под руководством Игоря Есиповского из стратегии развития Иркутской области, разработанной по заданию прежней обладминистрации Фондом регионального развития, выбрало только сценарий «Нового индустриального развития», который предусматривает развитие промышленных предприятий и освоения месторождений полезных ископаемых на севере Приангарья. Он лег в основу проекта «Северо-Сибирского индустриального пояса», который обладминистрация собирается презентовать в сентябре на V Байкальском экономическом форуме. Проект объединяет деятельность компаний, занимающихся добычей на севере области, а также инфраструктурные проекты: объединение иркутской и якутской энергосистем, строительство новых железных дорог. При этом команда Игоря Есиповского фактически отказалась от идеи формирования агломерации на базе городов Иркутск, Ангарск и Шелехов. Во время презентации приоритетных направлений работы администрации Иркутской области первый вице-губернатор Сергей Сокол упомянул только о том, что на юге области будет формироваться «постиндустриальная экономика», не уточнив, что именно имеет в виду. Против разработанной стратегии высказались политсовет иркутского регионального отделения «Единой России», предложив обладминистрации разработать «более реалистичный документ», и общественная палата Иркутской области, которая заявила, что разработанная Фондом стратегия «не носит комплексного характера».

«Стратегия развития Иркутской области до 2020 года», разработанная центром стратегических разработок «Северо-Запад», компанией Strategy Partners и Центром стратегических исследований Приволжского федерального округа в сотрудничестве с Фондом регионального развития, была одобрена Минрегионом РФ. Документ предусматривает несколько сценариев развития Приангарья, в том числе «Новое индустриальное развитие» и «Капитализация Байкала», который Фонд рекомендует реализовывать на юге региона. Этот сценарий предусматривает развитие ОЭЗ туристско-рекреационного типа, введение жестких экологических ограничений, поддержку инновационной экономики, развитие сферы услуг и создание благоприятной городской среды — агломерации Иркутск — Ангарск — Шелехов.

Алексей Козьмин, говоря о сценарии «Новое индустриальное развитие», который лег в основу проекта «Северо-Сибирского индустриального узла», подчеркнул, что он имеет существенные минусы: из-за роста объемов промышленного производства увеличатся выбросы в атмосферу. По оценкам обладминистрации, к 2013 году увеличение составит 30%. Северный проект не охватывает всю территорию области, а региональная экономика в результате его реализации получает «перекос» в сторону сырьевого сектора. «Очень несложно поддерживать то, что уже делается, и идти в основных трендах, выбирать более легкий и более реализуемый сценарий с точки зрения среднесрочной перспективы»,— заметил господин Козьмин. По его мнению, сейчас одной из главных проблем для Иркутской области является отток кадров. В 2007 году, по данным Фонда, из области выехало около 43 тыс. человек, а приехало 36 тыс. — отрицательный миграционный баланс составил 6 тыс. человек. При этом 55,5% из них — люди до 40 лет, а 52,5% имеют высшее и среднее специальное образование. В Москву и Санкт-Петербург уезжают до 25,8% мигрантов из Иркутской области, в Новосибирск и Красноярск — 29,2%. «Люди выбирают ту городскую среду, которая более безопасна, более комфортна. Конкуренция за людей между городами обостряется. Поэтому мы предлагали создать агломерацию, чтобы удержать здесь человеческий капитал»,— поясняет Алексей Козьмин.

Финансировать проект агломерации, в первую очередь создание транспортного каркаса трех городов, предполагалось за счет средств федеральных целевых программ, областной целевой программы «Комплексное развитие территорий Иркутск—Ангарск—Шелехов» и денег частных инвесторов. По словам Алексея Козьмина, рассчитывать на федеральное финансирование можно, если иркутская агломерация войдет в стратегию развития России до 2020 года и стратегию развития Восточной Сибири и Дальнего Востока, которые будут утверждены осенью. Таким образом, у администрации Иркутской области остался месяц для того, чтобы решить, нужен ей или нет проект агломерации. В письме Игорю Есиповскому он попросил «принять решение о реализации на юге области сценария „Капитализация Байкала“».

Вчера в администрации Иркутской области комментировать открытое письмо Фонда не стали, пояснив, что «пока это преждевременно». Сам господин Козьмин считает, что об агломерации «никто не хочет говорить открыто, потому что она считалась главным проектом Александра Тишанина». «Это последствия политического кризиса»,— считает господин Козьмин и подчеркивает, что агломерация — это не изобретение бывшего губернатора или Фонда. «Понятие Иркутско-Черемховской агломерации существует с 70-х годов прошлого века, и уже тогда высказывалось мнение о необходимости подготовки программы комплексного развития этой территории»,— заметил Алексей Козьмин.


Вернуться к списку публикаций