Прибайкалье, Туризм и ныне там

24.1.2008 | Ольга Ануфриева | Российская газета
 

    Чиновники, ученые и бизнес не могут договориться о единой концепции развития отрасли

     Вчера в Иркутске прошел "круглый стол" по развитию туризма в Приангарье. Всех ответственных за развитие зоны - чиновников, туроператоров и ученых - призвали уделить особое внимание формированию "цивилизованного туризма".

Впрочем, как выяснилось, все стороны по-разному представляют себе, каким должен быть туризм на Байкале.

В "Стратегии развития Иркутской области" прописано, что озеро лучше всего продавать как объект для "цивилизованного туризма". Иными словами - для делового, самого дорогого и требовательного. Что для этого предлагают разработчики?

- Юг области, согласно стратегии, должен развиваться за счет капитализации Байкала. Проект предусматривает, что необходимо обеспечить дорогами, энергией и связью не только байкальское побережье, но и прилегающие территории. Ускорить развитие агломерации Иркутск-Ангарск-Шелехов, с удобным транспортным сообщением и культурно-развлекательными центрами, - пояснил Александр Анчугин, глава департамента экономики Иркутской области. - Он также подразумевает развитие туристического кластера и ОЭЗ.

Кроме того, разработчики стратегии указывали, что надо упорядочить оборот земель - решить проблемы с их переводом из одной категории в другую и завершить территориальное планирование прибрежных городов и поселков. Все это создаст привлекательные условия для крупных инвесторов, которые придут в регион, построят отели, конгресс-центры и горнолыжные трассы.

Однако средние и малые предприятия, которые сегодня и представляют туристический бизнес в Иркутской области, не вписываются в эту систему.

- Сегодня на Байкале уже сложился рынок туруслуг. И рассчитан он на самого разного потребителя, в том числе и эконом-класса. Но разработчики программ развития не принимают этого во внимание. Они рассматривают только особую зону. Что будет за пределами Большого Голоустного, их мало волнует, - рассуждает руководитель одной из туркомпаний. - Мне не раз приходилось слышать, что Байкал - это жемчужина, которую показывать стоит не всем, а тем, кто готов хорошо заплатить. Тогда и деньги можно заработать, и антропогенную нагрузку на побережье сократить. Но, сделав ставку только на имущего туриста, власть, во-первых, не увеличит, а сократит поток приезжающих. А во-вторых, оставит без работы сотни, тысячи людей, занятых в частном бизнесе - владельцев и сотрудников маленьких компаний, которые составляют маршруты экскурсий, устраивают охоту и рыбалку, содержат семейные гостиницы. В деловом туризме всем им делать нечего.

       Малый турбизнес хочет немногого: чтобы чиновники думали не только о строительстве магистральных трасс (это важно, но не только для развития глобального туризма, дороги, связь и свет нужны вообще), но и о том, чтобы мусор с побережья убирали и вывозили не раз неделю, а несколько раз в день. Чтобы муниципальные туалеты содержались в нужном количестве и должном состоянии. Чтобы в населенных пунктах были визитно-информационные центры, где "дикий" турист мог бы получить необходимую ему информацию, позвонить домой и отправить электронную почту. Цивилизация складывается из таких "мелочей". И важно, чтобы эти проблемы, кажущиеся незначительными, не откладывались на потом, а решались прямо сейчас. Иначе Прибайкалье обгонят другие регионы, которые находятся ближе к западу.

Ученые цивилизованный туризм понимают как щадящий по отношению к природе. По их мнению, необходимо сохранить первозданную красоту Байкала. А если с теплохода вместо сурового, заросшего ельником берега в распадке будет виден "Диснейленд" - это не привлечет, а отвратит туриста. Кроме того, ученые предупреждают, что природа может не вынести антропогенной нагрузки. Если на Байкал каждый год будет приезжать около миллиона туристов, побережье превратится в пустыню.

      Потребители же хотят одного - комфортного отдыха и предупредительности со стороны фирмы - неважно, в дорогом отеле или на турбазе. Цивилизованным туризм, по их дружному мнению, у нас станет лишь тогда, когда к клиентам перестанут относиться как к дойным коровам. А своей главной целью хотельеры и туроператоры сделают максимальное удобство гостей.

- Мои новогодние праздники на Аршане были испорчены ужасным сервисом в гостинице, - рассказывает Лариса Соляева.

- В отеле накануне нашего заезда случилась какая-то авария, и 2 дня не было то воды, то света, то отопления, а порой и всего сразу. Я продержалась два дня из четырех оплаченных и уехала домой. Кстати, трансферта до гостиницы и обратно в Иркутск гостиница не обеспечивала. А вернуть деньги стоило мне больших усилий.

- Мне непонятно, почему на одной турбазе при въезде предлагают настил под палатку, мешок для мусора, а в другой нет, - рассуждает Павел Аникин. - Причем плата за пребывание одинаковая... Почему заранее не обустроить очаги для костров? Почему не продавать дрова или древесный уголь на въезде на турбазу? Почему не организовать охрану? И взимать за это дополнительную разумную плату. Ведь будет всем хорошо - мне, потому что это удобно; самой базе, которая может придумать десятки таких мелочей и на каждой зарабатывать деньги; наконец, природе - если я могу купить тот же настил, дрова, готовый очаг, я не начну разрывать дерн, рубить деревья и жечь траву в неположенном месте.

- Беда туристической отрасли региона в том, что у нее нет ни идеи, ни четкого плана развития, - считает Олег Савелии, руководитель Института планирования и развития туризма. - Последняя концепция была разработана еще в 80-е годы прошлого века, на советском мировоззрении. Сегодня она изжила себя, а ничего нового не придумано.

      По его словам, у региона пока есть только долгосрочная стратегия. Но те меры, на которые ее разработчики указывают как на первоочередные - развитие инфраструктуры, агломерация, территориальные планы, - направлены лишь на то, чтобы повысить стоимость земли на побережье, сделать территорию привлекательной для богатого инвестора и сдать ее в аренду или продать. А дальше что? Каким образом гостиницы привлекут потоки туристов? Для того чтобы отдыхающие поехали в ту или иную точку, там должен быть какой-то интерес для них, своего рода магнит, и это не джакузи в номере. А во сколько обойдется консервация номерного фонда на зиму, как он будет охраняться? Видели ли эксперты, во что превращаются оставленные турбазы за полгода?

- Существующие разработки рисуют желаемый результат в будущем, но не учитывают современного состояния рынка, - резюмирует ученый. - В них не учитываются внешние факторы - удаленность Иркутской области от запада России и Европы, угасание мировой моды на Россию. Вы посмотрите, поток иностранцев в нашу страну падает, а внутренний турист не готов дорого платить за родные просторы. Экономических расчетов в существующих на сегодняшний день документах нет вообще. Туристической отрасли Иркутской области жизненно необходим детальный план, в котором были бы прописаны промежуточные цели, а также обозначено, какие действия надо предпринять, чтобы получить тот или иной результат, кому и когда их предпринимать. А чтобы создать этот реальный, привязанный к ситуации план, нужно компромиссное видение развития отрасли, которое бы отражало интересы всех участников. Причем в самые сжатые сроки.

Пока же чиновники, бизнес, туристы и ученые, как лебедь рак и щука, тянут воз в разные стороны. А он, как в басне, и ныне там.

Справка "РГ"

      В 2007 году, по данным разработчиков концепции ОЭЗ, Прибайкалье посетило примерно 500 тысяч туристов, в 2006 году - около 480 тысяч. При этом спрос на Байкал среди иностранцев упал на 20 процентов. В этом году турпоток, по оценкам Сибирской Байкальской ассоциации туризма, останется на уровне 2007 года.

    Если развивать в регионе только деловой туризм, поток приезжающих на Байкал резко сократится. И без работы останутся сотни людей, занятых сейчас в мелком бизнесе


Вернуться к списку публикаций