«Новая индустриализация» и новые люди

22.11.2007 | Григорий Васнецов | Иркутская Торговая газета
 

       В современном мире одним из главных элементов глобальной конкуренции между странами становится технологический уровень развития промышленности. В частности, об этом много написано в книге "Геоэкономика и экономический суверенитет", авторы которой - депутаты Госдумы Игорь Игошин и Андрей Буренин (последний, кстати, наш земляк) - считают, что если Россия намерена участвовать в глобальной конкуренции как равноправный игрок, то она должна в первую очередь подтянуть свой технологический уровень. Речь идет главным образом о применении высоких технологий в промышленности.

      Именно этот тезис лежит в основе современной российской промышленной политики, основным транслятором которой является вице-премьер Сергей Иванов. Учитывая, что в последнее время наблюдатели называют Иванова одним из самых реальных претендентов на должность президента РФ, можно предположить, что развитие новых технологий, внедрение их в производство, использование для получения коммерческой прибыли становится одним из элементов государственной политики. Политики, направленной на масштабное возрождение научного и производственного потенциалов российской экономики.

      Однако все в той же книге приводится достаточно сложный тезис о том, что практически невозможно догнать страны, которые в той или иной области уже ушли вперед. Развитие своей базы в любом случае будет идти с отставанием, а государства-лидеры по своей воле технологиями последнего поколения не делятся, а продают предыдущее поколение или еще более старые версии. Это логично и не должно вызывать каких-то эмоций, нужно подходить прагматично к такой ситуации. Авторы книги предлагают не пытаться конкурировать в тех отраслях, где лидерство безнадежно упущено, а сосредоточиться на сегментах, в которых все страны находятся в примерно равном положении - только в начале пути. Именно из этого тезиса родилась знаменитая тема нанотехнологий - области, в которой Россия находится примерно в одинаковом положении с остальными странами мира. Есть и другие сектора - биотехнологии, термоядерная энергетика, рынок запусков в космос и т. д.

      Однако то, что является политикой на государственном уровне, должно стать конкретными проектами на уровне региональном. Москва ждет от регионов четких, ясных, нормально сформулированных стратегических приоритетов и масштабных проектов, в том числе и в области применения высоких технологий. Причем необязательно для этого региону производить новые технологические решения - достаточно их умело внедрять в производство, обеспечивать инфраструктурную и политическую поддержку бизнесу, особенно малому и среднему, который применяет новые технологические решения в производстве и промышленности.

      В Приангарье на сегодняшний день существуют три предложения в области применения высоких технологий, адекватные государственным задачам. Первое, - создание газораспределительного завода и газохимического кластера на основе "Саянскхимпласта", - натолкнулось на неприятие Российским государством собственников проекта - группы РЕНОВА, совладельцем которого является известный российский олигарх Виктор Вексельберг. Президент и его команда олигархов не любит (и в общем-то обоснованно - люди, выводящие активы за рубеж и чуждые государственным приоритетам, российским властям не очень нравятся). Кроме того, РЕНОВА усугубила ситуацию яростным сопротивлением в ситуации с Ковыктинским газоконденсатным месторождением, которое, в общем-то, изначально нужно было отдать госкорпорации Газпром и на этом успокоиться. Масла в огонь подлила часть региональной элиты, действовавшая де-факто в интересах олигархов из РЕНОВы - в частности, председатель Заксобрания Виктор Круглов, председатель комитета по собственности и экономической политике ЗС Максим Сурнин. В результате, изначально, в общем-то, неплохой проект вряд ли когда-нибудь будет реализован.

      Следующее начинание - куда более удачное - строительство пятой очереди ИркАЗа. В отличие от ситуации с СХП, гендиректор ИркАЗа Игорь Гринберг изначально занял "прогосударственническую" позицию: при строительстве пятой очереди применяются новейшие технологии, задействованы по возможности местные кадры и фирмы. Все это лежит в русле современной государственной политике и логичный эффект - строительство заканчивается без каких-то проблем, а государство проект поддерживает. Но проект пятой очереди носит, во-первых, локальный характер и имеет значение, скорее, для одной территории области. Во-вторых, это все же проект одной частной федеральной компании и к региональной промышленной политике он имеет отношение довольно слабое - регион на него влияние оказать не в состоянии.

     Остается последнее предложение от региона, еще неоформленное даже на уровне стратегического приоритета, существующее пока только в замыслах, неготовое для представления федеральному центру, но все же демонстрирующее определенное понимание областью задач, стоящих перед государством и регионами. На прошедшей недавно конференции, посвященной обсуждению стратегических приоритетов развития Приангарья", был представлен сценарий так называемой новой индустриализации региона.

     Сценарий подразумевает индустриализацию региона, но на новом качественном уровне. Во-первых, в отличие от советского периода, теперь предлагается опираться не только и не столько на крупные промышленные объекты, сколько на создание благоприятных инфраструктурных и политических условий для развития малого и среднего бизнеса в регионе, основанного на новых технологиях. Что это значит? Президент Фонда регионального развития Иркутской области Алексей Козьмин поясняет, что это в первую очередь означает пересмотр всей промышленной политики в области. Особенно - ее южной части. "Если мы хотим соответствовать государственной промышленной политике, то на юге области - на территории агломерации городов Иркутск, Ангарск и Шелехов - должен быть создан мощный промышленный высокотехнологический кластер", - считает он.

     Но, по мнению Алексея Козьмина, для этого нужно решить ряд задач. В первую очередь в качестве главного критерия отбора предприятий и технологий для внедрения в кластере должно стать их воздействие на экологию. Рядом Байкал и новые "грязные" производства никому не нужны - только экологически чистые технологии и производство.

     Вторая задача - создание инфраструктурных возможностей для развитие новых промышленных предприятий. Это и универсальные промплощадки, специально подготовленные для размещения в них практически любых производств, и бизнес-инкубаторы (не один, как сейчас, а десятки), и технопарки, и упрощенный режим регистрации, выделения земельных участков для предприятий, развивающих производства на основе высоких технологий. Все это должно делаться в рамках единой стратегии развития агломерации трех городов.

     И, наконец, третья задача - политическая поддержка проекта "Новая индустриализация". Поддержка как на уровне муниципалитетов южного Приангарья, так и на уровне областных властей. Необходим человек или организация, которые возьмут на себя, пожалуй, самый сложный процесс согласования интересов многочисленных групп влияния, связанных с развитие высокотехнологической промышленности. От земельного и строительного лобби в администрации и думе Иркутска, до промышленного лобби в Законодательном собрании. То есть люди или человек, которые возьмут на себя ответственность за реализацию проекта "Новая индустриализация", должны быть договороспособны, не связаны ни с одной крупной группировкой, иметь возможности выхода на федеральный уровень и согласования интересов федерации, региона и муниципалитетов, обладать стратегическим взглядом на развитие как региона, так и его юга и отдельных его муниципалитетов. Особенно Иркутска, которому будет отведена роль не только транспортно-логистического узла, но и центра управления проектом и центра притяжения предприятий, которые в рамках проекта будут развиваться.


Вернуться к списку публикаций