Алексей Козьмин: Агломерация - дело общее

17.4.2007 | Юрий Пронин | Газета Байкальские вести
 

      - Алексей Павлович, еще не всем читателям известно о фонде регионального развития (ФРР), хотя эта структура, без преувеличения, находится на острие главного удара - разрабатывает наиболее перспективные для Прибайкалья проекты...

      - Фонд регионального развития Иркутской области создан в прошлом году. 30 ноября мы получили свидетельство о регистрации, а 7 декабря провели первую презентацию. Опыт создания фондов и агентств - специализированных организаций, занимающихся развитием и маркетингом территорий, имеется не только в других странах, но и в России. Можно назвать Воронежскую область, Красноярский и Краснодарский края, где созданы структуры, планирующие развитие территорий не будучи подразделениями органов власти. Они работают для привлечения дополнительных ресурсов территориального развития. Хочу подчеркнуть, что ФРР - организация некоммерческая. Ее учредили предприятия, но при поддержке администрации области. У ФРР, как у любой некоммерческой организации такого типа, в соответствии с федеральным законом есть попечительский совет. Его возглавляет руководитель администрации губернатора Дмитрий Авдеев. Основная цель ФРР - разработка стратегических документов развития Иркутской области, подготовка документации по конкретным проектам развития, согласование между собой и реализация. Когда мы стали собирать информацию, оказалось, что некоторые проекты - например, строительство новых предприятий - сталкиваются с проблемой развития инфраструктуры. Казалось бы, у нас регион энергоизбыточный, но в некоторых районах и городах невозможно построить новый завод из-за нехватки энергетических мощностей. Поэтому инфраструктурные вопросы должны лечь в основу государственной политики территориального развития. Сейчас фонд работает над такими документами, "Стратегия территориального развития Иркутской области", "Стратегия экономического развития Иркутской области", "Концепция развития Иркутской агломерации", "Экономическое обоснование Иркутской агломерации". Наверное, мы будем принимать участие и в разработке схемы территориального планирования Иркутской области, заказчиком которой выступает областная администрация.

     - Почему создаются специализированные организации, вынесенные за скобки властных структур? Ведь были и предложения создать областное государственное унитарное предприятие "Большой Иркутск", чьей функцией бы стало продвижение проекта агломерации? - Государственные органы действуют по жесткому регламенту и загружены большим объемом текущей работы. Поэтому им тяжело заняться стратегическим планированием. А некоммерческая организация - например, фонд - может привлекать для проектов развития территорий средства предпринимателей. Возможно, по мере перехода ФРР к реализации конкретных проектов будут созданы отдельные юридические лица под каждый из инфраструктурных проектов. Сюда будут привлекаться инвесторы, поэтому организационной формой станет, видимо, акционерное общество.

       - Каков состав интеллектуальных сил, привлеченных к участию в ФРР?

      - У нас сложился пул экспертных организаций, с которыми мы работаем. Это фонд стратегических разработок "Северо-Запад" (Санкт-Петербург), компания "Стратегика" из Москвы и Центр стратегических исследований Приволжского федерального округа. Используется и местный ресурс экспертного сообщества - Институт географии СО РАН, ИрГТУ, ИрГУПС, проектные институты (например, ГипродорНИИ), привлекаем также индивидуальных экспертов, ученых. Иркутяне отлично знают местную специфику, а внешние специалисты формулируют стратегическое, глобальное понимание.

      - Но центральным направлением деятельности фонда является все же агломерация...

      - Проект агломерации является для ФРР не единственным, но главным. Мы видим два основных направления развития Иркутской области. Первое связано с нашими ресурсами - Ковыкта, Сухой Лог, крупные перерабатывающие предприятия первичного цикла (целлюлоза, алюминий, химическое сырье)... Конечно, в таком направлении Прибайкалье будет развиваться, но здесь область почти не может влиять на принятие решений - они вынесены на федеральный уровень. Эту линию развития мы понимаем, принимаем и в стратегии оставляем, имея в виду, однако, что она движется без нашего участия. Напротив, проект агломерации - это не просто развитие Иркутска, Ангарска и Шелехова. Иркутская область должна получить вторую опору: кроме индустриального сектора должен быть базовый центр постиндустриальной экономики и высокого качества жизни - как раз для того, чтобы обслуживать проекты новой волны индустриализации.

      - Каковы предпосылки создания агломерации Иркутска, Ангарска и Шелехова?

      - Фактически агломерация давно существует - именно таковой еще в конце 40-х годов задумывался Иркутско-Черемховский территориально-промышленный комплекс. Но в нашем проекте Усолье-Сибирское и Черемхово отсутствуют, потому что эти города по уровню качества жизни существенно уступают Иркутску, Ангарску и Шелехову. Возможно, они будут включены во второй агломерационный пояс. Между тремя городами весьма интенсивна маятниковая миграция. 12 процентов ангарчан и 22 процента жителей Шелехова ежедневно ездят в Иркутск, а хотя бы раз в месяц в Иркутске бывают 70 процентов шелеховчан и 45 процентов жителей Ангарска. За год пригородный железнодорожный транспорт на участке Ангарск - Иркутск перевозит 7 млн пассажиров, на участке Иркутск - Шелехов - 4 млн. Ежедневный транспортный поток (с учетом транзитного транспорта) на участке Ангарск - Иркутск составляет 19 тысяч, Шелехов - Иркутск - 12 тысяч автомобилей. Это очень большие потоки, говорящие о том, что города уже связаны между собой.

       - Что в "треугольнике" нужно развивать в первую очередь?

      - Стандарты качества жизни, инфраструктуру, науку, образование, инновационную экономику, сектор услуг. Мы пытаемся стянуть три города в одно кольцо, чтобы привлечь инвесторов другого качества - не наших местных (хотя они тоже будут участвовать), а внешних. Мы должны открыть эти города для тех, кто готов вкладывать сюда деньги, привлекать мощные коммерческие компании международного масштаба. Это ведь не только новые торговые сети и рабочие места, это новые стандарты жизни, обслуживания населения. Так вот, если Ангарск открылся, Шелехов - в значительной мере тоже, то Иркутск остается закрытым.

      - Каковы сроки подготовки проекта агломерации?

      - До конца апреля будет подготовлено экономическое обоснование агломерации. Затем все наработки сведутся в один документ. Проект не выносится сейчас на широкое обсуждение, потому что, подобно конструктору, находится в разобранном состоянии. Наверное, публичная презентация проекта агломерации Иркутска, Ангарска и Шелехова будет проведена в конце апреля - начале мая. К концу мая с учетом поступивших предложений и замечаний будет сверстан итоговый документ. Далее начнется детальная проработка отдельных проектов внутри агломерации. В первую очередь это инфраструктура - система скоростного транспорта, реконструкция дорожной сети, инженерная инфраструктура - тепло- и водоснабжение, водоотведение, мусоропереработка, а также функциональное планирование территории агломерации. К осени мы подготовим схему территориального планирования агломерации. Тогда же решится вопрос об управлении проектом. Сейчас нет речи о юридическом объединении городов, но возможны другие формы. Будет либо ассоциация муниципальных образований Иркутска, Ангарска и Шелехова, либо специальный орган государственной власти. В любом случае, когда начнется реализация проектов, кто-то должен работать с правительством и муниципалитетами, и здесь одного ФРР будет недостаточно. У фонда нет властных полномочий.

       - Будет ли представлен проект агломерации во время рассмотрения вопроса о социально-экономическом развитии Иркутской области на заседании правительства 10 мая?

      - В докладе губернатора агломерация будет заявлена как один из основных проектов развития Иркутской области. Мы надеемся на поддержку правительства - предварительные консультации с министерствами проведены, проект оценен достаточно высоко и вызвал интерес на федеральном уровне. Если говорилось об отдельных кусочках - перинатальном и онкологическом центрах, мосте, то теперь предложено создать крупный городской узел постиндустриальной экономики на юго-востоке Сибири. Такой подход соответствует словам президента РФ о создании на Дальнем Востоке и в Прибайкалье защитного пояса, способного конкурировать с китайской экономикой. Это важная задача, и теперь на федеральном уровне понимают, зачем нужно вкладывать сюда деньги и развивать территорию.

      - Прокомментируйте материалы, заявления в СМИ о том, что в концепции агломерации много неувязок, запутанных мест. Непонятно, какова специализация: то ли транспортный узел (аэропорт), то ли культурно-образовательный, то ли промышленный центр. А первый заместитель председателя Бюджетного комитета Государственной думы Виталий Шуба заявил, что ему вообще неизвестен смысл термина "агломерация".

      - Сам термин "агломерация" действительно не вполне удачен, так как является сугубо научным, причем не юридическим. Но другие варианты - например, "метрополия" - вообще понимаются по-разному. Поиск оптимального термина продолжается. Отношение к самому процессу тоже разное. Например, вице-мэр Иркутска Игорь Бычков считает проект агломерации ненужным. Расхождение во взглядах - это нормально, а дискуссия - очень хорошо, так как свидетельствует о важности проекта. Общий знаменатель в том, что к промежуточному финишу - заседанию правительства - мы будем обсуждать инфраструктурные вопросы агломерации. В Государственной думе вопрос о создании агломерации еще не поднимался. Этим, видимо, и вызвано незнание некоторых депутатов. Будем стремиться к совместной работе ради общей цели. Например, депутат Госдумы Сергей Дубровин именно так и делает. Наверное, мы с Виталием Борисовичем Шубой обсудим проект агломерации и шаги, необходимые для его реализации. Мне бы не хотелось, чтобы, как это уже было не раз в Иркутской области, политические амбиции стали препятствием к реализации крупных проектов развития. Теперь о споре, каким будет Иркутск - промышленным или постиндустриальным. Если мы сумеем получить несколько вузов с федеральным статусом, то действительно будем двигаться к научно-образовательному центру. Если же мы будем терять научно-образовательный потенциал (а сейчас именно такая тенденция), то создавать постиндустриальный узел будет сложно. Позиция администрации области и ФРР нацелена на продвижение иркутских вузов к федеральному статусу. При этом Международной школы бизнеса будет мало, нужны еще по крайней мере инновационно-технический вуз на базе ИрГТУ и кросс-культурный образовательный центр "Восток-Запад" на базе ИГЛУ. Но в целом элемент неопределенности пока присутствует.

      - Позволяют ли политические риски заниматься долгосрочным планированием?

       - Они по-прежнему высоки. В первую очередь это "проблема 2008 года". Какую политику будет проводить следующий президент страны? Может, он решит все сверхдоходы от нефти и газа раздать населению. Может, решит строить дороги. А вдруг у него появятся свои национальные проекты? Инициатива Минфина принять федеральный бюджет сразу на три года - определенная страховка от политических неожиданностей. Трехлетний бюджет - это попытка создать стабильную финансовую систему, которая не позволит сделать резкие политические шаги. По-прежнему считаю, что назначение губернаторов вместо выборности - это вредное для Российской Федерации решение, дополнительный фактор нестабильности. В принципе следующий президент может, в соответствии с законом, выразить недоверие всем нынешним губернаторам. Это не обязательно произойдет, но возможность такая есть. А раз есть возможность, значит, сохраняются политические риски, значит, крупный бизнес выжидает. В общем, отменив выборность губернаторов в стремлении к политической стабильности, мы получили обратный результат: создали систему не универсальную, а под конкретного человека (Путина) и конкретную партию ("Единая Россия")

      - Насколько вписываются в проект агломерации особые экономические зоны (ОЭЗ)?

      - Вписываются хорошо. С туристско-рекреационной зоной все более-менее понятно, хотя одной Листвянки недостаточно. Нужно развивать гостиничный ресурс в Иркутске, как базовый для этой ОЭЗ. Плюс существует проблема аэропорта. Вписалась бы и промышленно-производственная зона, но пока правительство придерживает создание ОЭЗ этого типа, и, возможно, в 2007 году конкурсы на их формирование проводиться не будут.

     - Насколько мешают Иркутской агломерации другие проекты - например, агломерации вокруг Владивостока или Ростова-на-Дону?

    - Все-таки первым этот процесс запустил Иркутск, и мы продолжаем получать политические дивиденды на федеральном уровне. Иркутск по-прежнему идет в первом эшелоне, и поэтому Владивосток и Ростов нам помогают - наша ситуация не уникальна, а является частью поиска российских столиц второго уровня.

      - Не является ли агломерация спорной идеей, особенно для сибирских районов с их малонаселенностью, ведь концентрация ресурсов может привести к запустению остальных районов области.

      - Во-первых, часть людей живет там, где они жить не должны, - где нет рабочих мест, где проекты советского периода исчерпали себя, откуда уезжает молодежь. Сейчас государство содержит эти поселения. Можно ждать, когда люди разъедутся или умрут. Но есть другой вариант: создать центры развития, где есть работа, доступное жилье, - и люди начинают переезжать сюда. Мы должны посмотреть, где действительно можно делать ставку на переселение и, соответственно, на плановое опустынивание территорий. Во-вторых, если в Сибири не будет крупных городов - точек притяжения кадрового ресурса, то люди все равно уедут, но на запад России или за ее пределы. Так что нужно улучшать ситуацию на месте, чем мы и занимаемся.


Вернуться к списку публикаций