Глубинка: выжить без Москвы

− У людей, которые живут в небольших городах в субъектах Федерации, где создается существенная добавленная стоимость, возникает острое чувство несправедливости происходящего, − считает президент Фонда регионального развития Иркутской области Алексей Козьмин.

Темой программы «Открытая студия» (Пятый канал, Санкт-Петербург), которая вышла в прямой эфир 11 ноября, стала дискуссия о том, может ли «Глубинка выжить без Москвы». Участие в обсуждении в качестве экспертов приняли президент ФРРИО Алексей Козьмин (Иркутск), политолог Михаил Делягин (Москва) и президент общественного фонда "Комфортная страна" Сергей Филатов (Санкт-Петербург).

По мнению С. Филатова, отвечая на вопросы о том, как возродить к жизни российскую глубинку и вернуть население в малые города и на село, во главу угла необходимо поставить человека − комфортность условий его проживания, и в том числе социальные стандарты, которые должны быть едины для всей территории страны. 
− Но этому мешает политика, нежелание нашего государства, − отмечает эксперт. − Сегодня подчинено бизнесу – причем большому бизнесу, но не малому. А большой бизнес концентрируется в конкретных точках, которые дают заработать прибыль – это крупные города или агломерации городов. Человек же с малым бизнесом, который живет на земле и создает излишки производства, не может найти себе места. 
Если устранить эти недостатки, население перестанет стекаться в города, поскольку, при прочих равных условиях, жизнь в деревне, на собственной земле, может быть даже привлекательнее. В качестве примера успешной интеграции столичных жителей в «глубинку», С. Филатов привел ситуацию в научном поселке Борок Ярославской области, где живут и работают специалисты из Санкт-Петербурга. Однако уточнение, что поселок находится в 350 км от Москвы, по мнению оппонентов С. Филатова, несколько снижет его убедительность.
Как считает Алексей Козьмин, отчасти вопрос единства социальных стандартов действительно имеет значение. Однако он не придает ему решающей роли.
− Меня, как представителя Сибири в этой студии, беспокоит отток населения с Востока на Запад, − подчеркнул президент ФРРИО. − Вне зависимости от установленных стандартов мы видим, что качество жизни не сопоставимо в восточной и западной части страны. Но города – это объективная реальность. Экономика городов на сегодня дает максимальную добавленную стоимость. И люди не живут на селе не потому, что там некомфортно, а потому, что там нечем заниматься. 
В настоящее время и в Центральной России, и в Сибири, можно найти немало примеров успешно работающих фермеров и крупных сельхозпредприятий. Однако тенденция к дальнейшей урбанизации, по мнению Козьмина, сохраняется, в первую очередь, потому, что экономика городов более рентабельна, более прибыльна, она создает основной продукт. 
По прогнозам экспертов, к 2050 году в городах будет жить 95% населения мира. Это крупные города с населением от 500 тыс. человек – они притягивают население, потому что обеспечивают большее число возможностей, в том числе, более высокое качество высшего образования, возможность продвижения по службе, значимые культурные события. 
Коснулись участники дискуссии и вопроса перераспределения налоговых поступлений между бюджетами различных уровней. Проблема, считает президент ФРРИО, в первую очередь заключается в том, что у людей, которые живут в небольших городах в субъектах Федерации, где создается существенная добавленная стоимость, возникает острое чувство несправедливости происходящего. А это очень большая и опасная с политической точки зрения проблема, которую невозможно решить без участия государства. 
− Только государство может изменить федеральное законодательство так, чтобы те деньги, которые зарабатываются на территории, шли в ее бюджеты, − отметил эксперт. −Вот тогда территория сможет на эти средства развивать свою инфраструктуру и создавать комфортную жизнь, и людей удерживать. Это ключевой вопрос.
Напомним, в настоящее время в Иркутской области около 65% налогов уходит в федеральный бюджет и только 35% поступают в консолидированный бюджет области.

Эту точку зрения разделяет и Михаил Делягин, который обратил внимание участников дискуссии на известный парадокс: чем регион беднее, тем он больше получает при перераспределении средств в качестве дотаций. 
− Чечня получает 90%, Дагестан 90%, − сообщил эксперт. − Но если регион что-то делает, то основную часть у него забирают. И это беда. Конечно, должно быть какое-то распределение, но оно у нас сейчас на запредельном уровне. И то же самое в любом регионе скопировано. Все деньги собираются в главном городе региона, а вокруг выморочная земля, остальные города нищие. И это тоже проблема развития экономики: чтоб было выгодно работать не только в 11 российских городах-миллионниках. Но для этого государству нужно не просто создавать абстрактные условия, а решать вполне конкретные проблемы: что мы будем производить, где, как и когда и, конечно, создавать инфраструктуру.
− И дело не только в налогах, − подытожил А. Козьмин. − Очень много здесь зависит и от городского руководства. Советский стиль управления очень сильно отличается от того, что требует современность. Если мэр не понимает, что его город конкурирует с другими городами за рабочую силу, за кадры, за инвестиции, ничего в этом городе не будет, даже если там есть деньги. Если мэр понимает, что ему нужно привлечь население, специалистов, инвесторов, он будет, даже имея небольшие деньги, искать пути конкурентоспособности с соседними территориями.
С этой проблемой напрямую связана и проблема моногородов. По мнению Алексея Козьмина и Михаила Деляигна, шансы на возрождение есть далеко не у каждого из них − и особенно это заметно именно на примере Сибири, где такие населенные пункты в советское время создавались «под конкретные предприятия». И если сегодня такое производство мертво, если его продукция уже никогда не будет востребована на рынке и приносить прибыль, заставить инвестора вкладывать деньги в такой город невозможно.
В качестве альтернативы Сергей Филатов предложил «возможность прокормиться, которая буквально валяется на земле» − а именно, бесплатно предоставить людям земельные участки, с тем, чтобы они могли вести на них собственное натуральное хозяйство. «Пусть доят коров, разводят коз», − пожелал жителям моногородов эксперт.

Все время дискуссии продолжалось интерактивное голосование на сайте Пятого канала, где телезрителям было предложено три варианта ответа на вопрос, что может спасти российские малые города: работа, инфраструктура, либо же этот процесс необратим. Если в начале обсуждения каждый из трех вариантов набрал сопоставимое количество голосов, то к концу программы приоритет определился четко: инфраструктуру и работу в этом качестве указали по 41% проголосовавших.
Комментируя этот выбор, Алексей Козьмин подчеркнул, что, по его мнению, голосование подтверждает вывод о том, что России нужно много городов. Но городов мирового уровня − конкурентоспособных, в которых могут жить грамотные и перспективные люди. 

− А не так как сейчас, когда есть одна Москва, в которую все стекается, которая перегрелась и это создает проблемы для страны в целом. Я за то, чтобы уровень жизни в городах России был сопоставим, − резюмировал эксперт. − Чтобы люди не ехали из восточной части страны в западную только из-за того, что там чуть-чуть лучше жить. 

С расшифровкой видеозаписи программы можно ознакомиться в рубрике "Публикации"




Вернуться к списку новостей